воскресенье, 20 мая 2012 г.

Латинская Америка восстанет из пепла

Латинская Америка стремительно меняет ориентацию с прежних стандартов экономической политики, где доминировали США, и приветствует приход иных мировых держав. Недавно южноамериканский континент был большим другом России, ее экономическим партнером и политическим союзником. Но наша страна отдаляется от единого латиноамериканского пространства. И зря.
Трудно представить, что Россию с Латинской Америкой может роднить нечто большее, чем огромные запасы природных ресурсов. А между тем культурные и духовные ценности россиян и жителей многих латиноамериканских стран настолько близки друг другу, что единая концепция формирующегося нового мира находит свое отражение и в экономической, и во внешней политике. Идея создания БРИКС хоть и не принадлежит адептам многополярного мира, все-таки нашла свое воплощение в стремлении постиндустриальных стран установить собственные правила игры на международной площадке.
Бразилия - крупнейшая страна Латинской Америки по экономическим показателям, как и Аргентина. Однако еще сравнительно недавно последняя пребывала в глубочайшей финансовой депрессии, закабаленная Международным валютным фондом. И тот экономический рост, который начала показывать Аргентина, свидетельствует, что латиноамериканские государства сыты по горло неолиберальным капитализмом. Реформированные экономики не смогли приспособиться к глобализации, и классовое расслоение стало расти в геометрической прогрессии.
Приход альтернативных, в большей степени левых, лидеров в страны региона свидетельствуют, что они приветствуют конец гегемонии Соединенных Штатов на континенте и ждут прихода других мировых держав. Вот почему позитивный политический диалог так важен между южноамериканским континентом и Россией - он катализирует торгово-экономические связи. И несмотря на то, что мировой финансовый кризис нанес значительный ущерб этим отношениям, торговый оборот между Латинской Америкой и нашей страной составляет более восьми миллиардов долларов, а в докризисное время он вдвое превышал сегодняшний показатель.
Впрочем, несмотря на то, что сами государства, охваченные идеей национального самосознания, стремятся к образованию единого латиноамериканского пространства, они далеко не одинаковы по своим финансовым показателям. Бразилия, Аргентина, Чили, Мексика - страны, которые идут по пути технологического обновления, будут расти и дальше, а вот Боливия, Перу, Эквадор и Колумбия продолжат влачить жалкое существование "наркобаронов". И это при том, что природные ресурсы Боливии почти не уступают Венесуэле, однако население там - одно из самых беднейших в регионе.
Перу, Мексика и Чили входят в АТЭС, а Бразилия в конгломерат БРИКС, а настойчивость, с которой и россияне, и латиноамериканцы преодолевают трудности и лишения, должна вызывать неприкрытую зависть Запада, где население даже в режиме "легкой экономии" вываливается на улицы с протестами. Но почему же Россию, которая также обладает большим экономическим весом в вышеупомянутых организациях, все чаще отодвигают от латиноамериканских рынков? И каковы перспективы сотрудничества нашего государства и южноамериканского континента, когда Европа и Соединенные Штаты пребывают в глубоком кризисе? И насколько действительно утопична концепция идеи многополярности, основанной на пространственно-территориальной близости?
Так, публицист Владислав Савин предлагает "дружить через соседа", и в этом есть некий смысл. Латинская Америка и Россия никогда не имели общих границ, а следовательно и территориальных противоречий. Это, разумеется, не по нраву Соединенным Штатам, которые привыкли к возрастанию своего удельного веса, возглавляя движение против некоего "общего врага". Пока их гегемония подкрепляется экономическими показателями, а также рядом формально независимых организаций - НАТО, ВТО, Всемирным банком и Международным валютным фондом. И здесь Москве не помешало было бы подложить соломки заранее, чтобы въехать на белом коне в регион, когда американский финансовый пузырь окончательно лопнет.

Ведь, с одной стороны, сегодня показатели экономических отношений России и Латинской Америки превзошли цифры советских времен, когда нашу страну и южноамериканский континент в основном связывали идейно-политические и военно-стратегические мотивы. Но с другой, инертность российского бизнеса - серьезная преграда для того, чтобы слиться во всеобщем экстазе. Даже такие крупные корпорации, как "Газпром", ЛУКОЙЛ, "Русал" и "Силовые машины" только-только начали переходить от "говорильни" к конкретным коммерческим проектам.
Итак, при сохранении существующих тенденций товарооборот между странами Латинской Америки и России уже к 2017 году может превысить 20 миллиардов долларов. Если суметь удержать регион еще и как основной рынок сбыта оружия после Ближнего Востока, нынче охваченного сетевыми революциями. А политика "несвязанных рук" может обрисовать сотрудничество и другими яркими красками, например, использование экваториального космодрома "Алькантара", что в Бразилии. Главное - суметь вывести отношения на уровень действительно стратегического партнерства, но для этого и дипломатии, и бизнесу важно будет соизмерять свои интересы с экспортерами и инвесторами других государств, которые сегодня плотно сидят на южноамериканском континенте.
Дарья Дерябина


Комментариев нет:

Отправка комментария