воскресенье, 29 апреля 2012 г.

Олигархические империи — корпорации монстров?

Простым гражданам найдется что сказать относительно того, каким способом олигархи заработали свое состояние. Частный капитал демонизируют, бизнес называют хищническим, и это еще мягкие оценки. Кандидат в президенты США Митт Ромни уже подвергся нападкам критиков - прекрасный повод для соперников из Республиканской партии начать травлю богатея.
Против частного капитала, как правило, выдвигаются два основных обвинения: во-первых, из-за него-де сокращаются рабочие места, а во-вторых, своим богатством частники обязаны уклонению от налогов. Второе обвинение подкрепляется обнародованной на днях налоговой декларацией Митта Ромни. За предыдущие два года он вместе со своей супругой заработал 42,5 миллиона долларов. По мнению Ромни, с этих доходов он должен выплатить чуть больше 6 миллионов налогов - по ставке 13,9 процента, тогда как средний американец отдает со своей зарплаты до 35 процентов.
Компании, владеющие частным капиталом, в свою очередь, заявляют, что они делают деньги, вкладываясь в фирмы с неэффективным управлением, повышая эффективность их работы, а затем выставляя на продажу. Дело, конечно, благородное, но для того, чтобы предприятие работало эффективнее, новые управленцы зачастую урезают штат, так что претензии относительно сокращения рабочих мест вполне обоснованны. В то время, как безработица в США бьет рекорд за рекордом, в частном капитале удобно видеть корень всех бед как республиканцам, так и демократам. Редкий случай политического единодушия.
Между тем, прямое снижение уровня занятости вовсе не так велико, как рисуют критики. В среднем через два года после того, как инвестор выкупает предприятие, под сокращение идет от силы один процент штата. Эти меры - неизбежное зло, которое в результате оборачивается благом. Экономика предприятия благодаря таким шагам только укрепляется - рост производительности труда после сокращения составляет два процента. Пусть прирост и кажется несущественным, но он есть, и компания, до этого работавшая в убыток, начинает приносить стабильный доход.
Любимый конек критиков - это обременение частным капиталом загибающихся компаний. Мол, инвесторы в трудный для предприятия момент требуют выплатить им дивиденды, в результате чего компания приказывает долго жить. Пусть довести предприятие до банкротства не было ни целью, ни, в большинстве случаев, прямым результатом действий инвесторов - такая модель получила широкое распространение. С 2004 по 2011 годы компании, куда вкладывался частный капитал, задолжали своим инвесторам почти 190 миллиардов долларов. Так что инвесторам, уставшим ждать, ничего не оставалось, кроме как покупать компанию, задолжавшую им же, со всеми потрохами. Крупнейшей подобной сделкой стала покупка электроэнергетической компании TXU, которая обошлась недешево, а именно в 44 миллиарда долларов.
Несмотря на то, что частные инвесторы редко когда остаются внакладе, причину массового банкротства компаний нужно искать не в их алчности, а в Налоговом кодексе США. Налоговые вычеты по долговым обязательствам дают частным инвесторам стимул копить эти обязательства руками компаний-должников, которые они позже покупают. Финансовое здоровье еле держащихся на плаву фирм оставляет желать лучшего, зато инвесторы платят меньше налогов и, как результат, имеют более высокую прибыль.
Еще одна хитрость - это обложение налогом прибыли по такой же ставке, что и прирост капитала, то есть по более низкой. Те, кто занят в этом бизнесе, говорят, что этот принцип работает в интересах большего дохода, однако "забывают" о том, что все финансовые риски ложатся исключительно на плечи инвесторов. И в США, и в Великобритании политики бьются над тем, чтобы закрыть эту лазейку, аж с 2007 года.
Однако, накидываясь с обвинениями в адрес частного капитала, критики непредумышленно или осознанно скидывают со счетов одно обстоятельство. Оно касается отдачи, которую получают инвесторы. Промышленность соблазняет их обещаниями высоких прибылей, но четких доказательств того, что частный капитал имеет большую прибыль, чем общий рынок, нет. А с учетом расходов, которые несут инвесторы, финансовая отдача выходит не такой уже и существенной
Наталья Синица



Индия идет иностранцам на заклание

Когда министр финансов Индии Пранаб Мукерджи отправился в Чикаго, главной целью было донесение срочного сообщения: страна по-прежнему открыта для западных инвесторов. Обычно оперирующий туманными обещаниями, Мукерджи на сей раз расхваливал бизнес-предложения Нью-Дели. С чего вдруг? Все просто: рост экономики замедлился, правительство встревожилось.
Глава Минфина заливался соловьем: иностранцы-де смогут напрямую инвестировать в индийский фондовый рынок, зарубежным ритейлерам разрешат открывать в стране филиалы, и даже больше - в Индию пустят крупные сети, такие, как Walmart, против которых частные предприниматели много чего имеют. Кроме того, Мукерджи упомянул и об идее, обсуждавшейся Кабмином - мол, зарубежным инвесторам можно разрешить купить до 49 процентов акций индийских авиакомпаний. "Я призываю вас воспользоваться этим моментом и внести вклад в наше коллективное процветание в будущем", - заключил Мукерджи по итогам своего выступления.
Скептики вполне резонно задаются вопросом: что это было? Неужели Мукерджи и его шеф, премьер-министр Манмохан Сингх, готовы к таким радикальным изменениям в "домашней" политике? Похоже на то: после нескольких лет уверенного экономического роста, который стал восприниматься, как нечто должное, правительство осознает, что без смены курса и привлечения иностранных инвестиций уже не обойтись.
В свете задач, которые сейчас стоят перед Индией, новые манеры Мукерджи кажутся вполне закономерными. Индийские лидеры начали признавать экономические проблемы страны только в этом году. "Замедление темпов роста стало нам хорошим предупреждением", - говорит Кошик Басу, главный советник Минфина по экономике.
Другие политики, в свою очередь, добавляют, что процесс принятия важных решений в последнее время замедлился, а проведение реформ застопорилось. Поэтому сейчас они выдвигают такие идеи, которые еще несколько месяцев назад сами же первыми предали бы анафеме - в том числе и предложение продать почти половину национальных авиалиний иностранцам. Хотя националистические настроения индийских властей могут заставить и усомниться в возможности развития событий по такому сценарию, серьезные убытки ряда крупных авиакомпаний, в том числе Kingfisher Airlines, Jet Airways и государственной Air India яснее ясного дали государству понять: настало время пересмотреть свои взгляды.
Предложение пустить иностранцев под индийское авиакрыло выдвинул новый министр авиации Аджит Сингх, который занял свой пост только в ноябре. Из-за бедственного финансового положения Kingfisher Airlines отменила десятки рейсов и была вынуждена выплачивать сотрудникам зарплаты с существенными задержками. Аналитики сходятся во мнении о том, что компания попросту не выживет, если не найдет новых инвесторов.
До того, как Kingfisher Airlines оказалась на краю финансовой пропасти, политики на протяжении нескольких месяцев размышляли о том, стоит ли уступить иностранцам четверть компании. Текущие правила не допускают инвестиций со стороны зарубежных авиакомпаний в индийские авиаперевозки, хотя инвесторы из других областей могут претендовать на владение 49-процентным пакетом акций. Теперь же, как ожидается, это правило будет нарушено.
В январе правительство уже пошло навстречу розничным сетям, разрешив моно-ритейлерам - таким, как Gap и Nike, - открывать свои магазины без участия местных предпринимателей в бизнесе (до этого иностранцы в Индии могли владеть лишь 51 процентом акций своих же предприятий). Правда, с одной оговоркой: как минимум 30 процентов их товара должно производиться на месте, в Индии.
С этим подходом согласились не все: исполнительный директор IKEA, например, публично отказался от таких условий, заявив, что это может заставить IKEA свернуть свои планы относительно Индии, хотя компания уже давно хочет открыть там свои магазины. После этого министр торговли Индии Ананд Шарма оперативно слетал в Париж, чтобы встретиться с главой IKEA Микаэлем Ольссоном и развеять его опасения. Неизвестно, что именно посулил Шарма Ольссону, однако после этой встречи глава IKEA пообещал вскоре вернуться в Индию, чтобы еще раз пообщаться с чиновниками. Других комментариев представители шведского производителя мебели не дают.
Скептики, впрочем, называют усилия правительства по вовлечению иностранцев в розничный рынок, ежегодный объем которого оценивается в 500 миллиардов долларов, провальными. Вот, допустим, в конце прошлого года премьер-министр Манмохан Сингх спустя всего две недели после своего назначения объявляет, что пустит в Индию крупных розничных торговцев типа Walmart и Tesco, а потом - тишина. Почему? Да потому, что партия "Тринамул конгресс" во главе со своей "госпожой" Маматой Банерджи пригрозила отказать правительству в своей поддержке. А потеря поддержки со стороны Банерджи, в свою очередь, будет означать, что правительству придется проводить общенациональные выборы на два года раньше запланированного срока.
Угрозы Банерджи имеют под собой логическое обоснование: женщина-политик печется об интересах мелких лавочников, которым присутствие на одном поле с ними крупных западных игроков сильно попортит кровь. Сторонники заманивания иностранных инвесторов парируют тем, что "чужие" супермаркеты, напротив, помогут фермерам, которые смогут продавать свои товары им, а не местным олигархизировавшимся оптовикам.
"Это будет действительно тяжелая битва - убедить инвесторов в том, что Индия - то самое место, где стоит делать бизнес, - говорит Эсвар Прасад, профессор экономики в Университете Корнелла, регулярно консультирующий индийское правительство по экономическим вопросам. - Смысл в том, что капризы одного политика могут закрыть объятия, которые были распростерты с огромными трудностями".
Индия, по словам Прасада, должна держаться курса дальнейшей либерализации экономики и приветствовать иностранных инвесторов, если она серьезно относится к укреплению экономики и созданию дополнительных возможностей для 1,2-миллиардного населения страны. Технократы Мукерджи и Басу с профессором согласны, но убедить правительство в достоинствах такого подхода им сложно.
Ход ситуации во многом будет определен результатами выборов в законодательные органы пяти штатов, в том числе и Уттар-Прадеша - крупнейшего (с населением в 200 миллионов человек) и одного из самых беднейших в стране. Победа основной политической силы страны, Партии Конгресса, которая сейчас контролирует только два из этих пяти штатов, сможет существенно расширить возможности правительства.
Вскоре после выборов, результаты которых будут объявлены 6 марта, Мукерджи планирует представить бюджет на следующий год. Основываясь на последних комментариях министра и его помощников, аналитики ожидают, что Мукерджи не только постарается обуздать бюджетный дефицит страны, но и предложит ряд экономических нововведений.
Суржит Бхалла, критически настроенный экономист, уже давно предсказал, что замедление роста индийской экономики заставит политиков смягчить свой подход: "Они извлекли свой урок, - замечает Бхалла. - Я еще никогда не был так оптимистично настроен в отношении будущего Индии, как сейчас".
Наталья Синица





четверг, 19 апреля 2012 г.

Юань: к ревальвации готов!


Вопрос о ревальвации юаня, порядком набивший оскомину и, казалось бы, ушедший с первых полос экономических изданий, рискует снова туда вернуться: в середине апреля правительство Китая расширило дневной торговый диапазон валютной пары USD/CNY с 0,5% до 1%. Кроме того, были увеличены квоты на покупку национальной валюты для нерезидентов и облегчен процесс приобретения ценных бумаг на внутреннем рынке.

Решение государственных органов Поднебесной сделать очередной шаг к либерализации валютного рынка давно ожидалось мировым сообществом. Оно было принято в условиях непрекращающегося давления со стороны США и МВФ, которые многократно подчеркивали необходимость усиления курса юаня. При этом политику Соединенных Штатов легко понять: только за прошлый год торговый дефицит страны при взаимодействиях с Китаем вырос на 8% и составил $295 млрд. Сильный юань смог бы привести к ограничению китайского экспорта и стимулировал импорт, в результате чего темпы роста показателя могли замедлиться.

В качестве основных препятствий, мешающих этому процессу, рассматривались жесткие валютные ограничения, установленные в Поднебесной. В частности, наличие узкого дневного торгового диапазона по валютной паре USD/CNY, который не позволил китайской валюте вырасти по отношению к доллару США более чем на 4,4% за 2011 год.

Динамика курса валютной пары доллар США/юань в 2011-2012 годах

Инвесткафе независимая аналитика российского фондового рынка [Юань: к ревальвации готов! ] [юань, ревальвация, внешняя торговля, СВОП]
Источник:mfd.ru

Двукратное увеличение торгового диапазона наряду с расширением квот для иностранцев способно привести к усилению нисходящей динамики USD/CNY. Вместе с тем результаты либерализации валютного рынка могут быть неоднозначными. С одной стороны, макроэкономические показатели Китая свидетельствуют о замедлении экономического роста и показывают необходимость девальвации национальной валюты, с другой — желание Поднебесной придать своей валюте статус мировой будет стимулировать спрос на юани.

Действительно, несмотря на прогнозы аналитиков, темпы роста ВВП за 1-й квартал текущего года составили всего 8,1% против 8,9% в последнем квартале 2011 года. При этом прогнозируется дальнейшее замедление основного макроэкономического показателя. В таких условиях поддержку мог бы оказать чистый экспорт, но стране едва удалось вернуть положительное сальдо внешней торговли в марте после катастрофических данных, зафиксированных в феврале.

Более быстрый рост юаня будет оказывать давление на китайских экспортеров и стимулировать потребление импортных товаров внутри страны. В результате темпы экономического роста могут еще больше замедлиться. В таких условиях правительству было бы выгоднее наоборот ослаблять национальную валюту.

Вместе с тем начавшаяся с 2008 года политика Китая по вытеснению американских долларов из внешнеторгового оборота в условиях увеличения квот для нерезидентов будет способствовать росту спроса на юани на внутреннем рынке. Напомню, что на протяжении последних четырех лет Поднебесная подписала соглашения о валютных СВОПах примерно с 20 государствами. Их общая сумма оценивается в 1,5 трлн юаней (около $238 млрд), а величина двухсторонней торговли с данными экономическими субъектами составляет 30% от совокупного объема китайской внешней торговли.

Последнее соглашение было заключено в конце марта текущего года с Австралией: на 200 млрд юаней (около 30 млрд австралийских долларов). Оно предусматривало возможность продажи центральными банками Китая и Австралии национальных валют стран-контрагентов на внутреннем рынке с целью осуществления расчетов по внешнеэкономическим контрактам. В результате у субъектов хозяйствования отпадает необходимость заключать соглашения в долларах США, что сокращает их издержки по конвертации.

Усиление позиций юаня и рост импорта Поднебесной может способствовать укреплению позиций стран — торговых партнеров Китая. В частности, речь идет о той же Австралии. По итогам февраля-марта в стране было зафиксировано отрицательное сальдо торгового баланса, что оказывало давление на курс национальной валюты.

Динамика торгового баланса Австралии в 2010-2012 годах, млн австралийских долларов

Инвесткафе независимая аналитика российского фондового рынка [Юань: к ревальвации готов! ] [юань, ревальвация, внешняя торговля, СВОП]
Источник:www.tradingeconomics.com

При этом Китай является основным торговым партнером Зеленого континента: объем внешней торговли между двумя странами оценивается в $110 млрд. Австралия поставляет Пекину природные ресурсы, а Поднебесная реализует своему южному партнеру широкий круг промышленных товаров.

На фоне хороших данных по рынку труда возвращение Австралии к положительному сальдо внешней торговли под влиянием усиления юаня и роста экспорта в Китай может привести к тому, что Резервный банк Австралии начнет сомневаться в необходимости снижения основной процентной ставки в стране. Что, по мнению большинства аналитиков, неизбежно и намечено на май текущего года. На мой взгляд, фактор уменьшения процентных ставок уже учтен рынком, и всякое неожиданное решение может сыграть на руку австралийской валюте.

В среднесрочной перспективе под влиянием роста интереса к низкорискованным валютам курс AUD/USD может продолжить снижение, однако падение будет не столь глубоким, как по другим инструментам, связанным с долларом США. Участникам рынка FORTS сложившуюся ситуацию можно использовать для открытия длинных позиций от уровней 1,00-1,02 с целью 1,08-1,10.