четверг, 23 февраля 2012 г.

МВФ выпустил обескураживающий обзор


В сентябре Международный валютный фонд (МВФ) опубликовал очередной полугодовой экономический обзор. В мировом обзоре содержатся материалы исследования, неожиданные для самого Фонда.

Мир сдвинулся 

Одна из глав обзора МВФ посвящена политике валютного курса развивающихся стран. В 1990-х годах валютная политика многих стран претерпела серьезные изменения. Денежные власти каждой развивающейся страны стояли перед выбором: какой режим валютного курса предпочесть в новых экономических условиях. 

Они могли остановиться на фиксированном курсе (и его разновидностях – валютном союзе,  олларизации и валютном правлении), промежуточном режиме (традиционная фиксация,  валютные коридоры, ползущая привязка) или на плавающем курсе (управляемое и независимое плавание).

В 1991-2003 гг. в мире произошел сдвиг валютной политики в пользу более гибкого курса. На
смену фиксированного курса пришел промежуточный режим, а вместо последнего –  плавающий курс (рис. 1). Доля развивающихся стран со свободно плавающим валютным курсом возросла в десять раз: с 4% в 1991 г. до 40% в 2003 году. Доля стран с фиксированным
курсом за тот же период времени, напротив, снизилась с 29% до 20%. В ряде стран изменение политики валютного курса происходило по вынужденным причинам (табл. 1). К примеру, в Аргентине (2001 г.), Бразилии и Колумбии (1999 г.) переход на более гибкий курс был вызван финансовыми кризисами. В других странах, таких как Польша, Филиппины, Пакистан (2000 г.) или Турция (2001 г.), валютное нововведение связано с плановым изменением экономической политики властей. Исследователи МВФ основное внимание уделили бескризисному обновлению политики валютного  курса. Ее изменение происходило при непосредственном участии Фонда, и специалистов МВФ волновало, что происходит с экономикой поднадзорных стран. Как правило, пересмотр политики валютного курса был связан с коренной  модернизацией денежно-кредитной политики. Плавающий валютный курс является необходимым условием для таргетирования инфляции – режима денежно-кредитной  политики, получившего широкую популярность в конце 1990-х годов. В 2003 г. 90% развивающихся стран с плавающим курсом и 40% стран, придерживающихся промежуточного режима, использовали таргетирование инфляции.

 Подрубил сук, на котором сидит

Что же происходило с национальными экономиками во время перехода к более гибкому обменному курсу? Как ни странно, оказалось, что никаких серьезных макроэкономических изменений не наблюдалось. По крайней мере, показатели поднадзорных стран укладывались в средние значения выборки развивающихся стран, оставшихся при прежнем режиме валютного курса. Реальный экономический рост, инфляция, дефицит госбюджета, сальдо торгового баланса – значения этих переменных совпадали со среднестатистическими показателями.
Иными словами, ни до, ни после изменения политики валютного курса макроэкономика развивающихся стран ничем особенным не отличалась. Результаты, прямо скажем, обескураживающие для МВФ. Ведь Фонд выводит свои рекомендации, исходя из макроэко номических показателей. Снизьте инфляцию, добейтесь устойчивого торгового баланса, – традиционно советует МВФ, – только тогда вы можете перейти от фиксированного курса к плавающему. Своим же исследованием МВФ фактически подрубил сук, на котором сидит.
Неужели ничто в экономиках развивающихся стран не изменилось в связи с переходом на более гибкий курс? Изменилось, но в сфере, относящейся к компетенции не МВФ, а других организаций – Всемирного банка, Международной финансовой корпорации и Банка международных расчетов. 

Перед тем как перейти на плавающий курс, страны провели огромную работу по совершенствованию финансового сектора. Прежде всего, был улучшен банковский надзор и создан рынок долгосрочных ценных бумаг. Комплекс предпринятых мер вместе с переходом к более гибкому курсу позволил провести внешнюю и внутреннюю финансовую либерализацию. Внутренняя либерализация заключалась в ослаблении административных барьеров – устранении директивных ограничений по кредитам, потолков процентных ставок, препятствий для вхождения на рынок иностранных банков. Кроме того, были уменьшены резервные требования для коммерческих банков и сокращен сектор государственных банков.
Внешняя либерализация, последовавшая за внутренней, включала в себя снятие ограничений на трансграничное движение капитала, а также унификацию валютных курсов. Финансовая реформа позволила снизить риски, ослабить срочный и валютный диспаритеты между активами и обязательствами, наладить долгосрочное финансирование реального сектора эко-
номики.

Предвзрывная готовность

Результаты исследований МВФ заставляют задуматься над предстоящими изменениями в отечественной экономике. К 2007 г. российское правительство запланировало полномасштабную внешнеэкономическую либерализацию. Предполагается снять все валютные ограничения, тем самым отдать курсообразование на рубль во власть рыночных сил. На Западе такие программы дерегулирования называют «Big Bang» – «Большой взрыв».
Безусловно, мы имеем хорошие макроэкономические показатели и по торговле, и по бюджету, и по росту. Но что сделано у нас для укрепления банковской системы и рынка ценных бумаг? Введены система страхования депозитов, международные стандарты отчетности и кураторы. Но стали ли банки сильнее оттого, что они делают дополнительные отчисления или посылают больше кип бумаг с отчетами в Центральный банк? Либерализация рынка акций Газпрома, ущемление прав миноритариев, «дело ЮКОСа» – событий на фондовом рынке много. Только какие из них снижают риски и гарантируют стабильность инвестиций? Если уж сам премьерминистр Михаил Фрадков прямодушно признался, что ни за что не вложил бы на таком рынке личные деньги, то каково представителю среднего класса, неискушенному в финансовых вопросах, но призванному стать инвестором в своей собственной стране?! К сожалению, нам особо нечем гордиться. Приходится лишь радоваться за успехи других стран, читая обзоры МВФ.

Сергей Моисеев